Apr. 1st, 2011

connvalia: (young)
По просьбе сознательной полтавчанки и нашего родительского комитета написала статью для публикации в СМИ и на новостных порталах. Кто хочет - забирайте, пользуйтесь. Ставьте только ссылку на меня в конце статьи. У кого похожая ситуация - берите основное и вставляйте подробности о вашей сельской школе. Если нужно, могу перевести на украинский. С Богом!
***
Село Not Dead
На заборе в начале моей улицы написано: «ВIРИЧ NOT DEAD!!!». Это правда – наш хутор Вирыч Лубенского района еще жив. Жив, пока работает школа на Вирыче (официально – Ромодановская школа I-II степени). Но, как только школу закроют (а случиться это должно в июне этого года), вопрос смерти хутора будет вопросом времени. Уже сейчас половина домов на моей улице заброшены. Люди уехали в поисках лучшей доли – кто в ближайшие райцентры: Миргород или Лубны, кто в Киев, кто за границу. Если закроют школу, отток населения еще усилится, и на заборе можно будет смело нарисовать крест и написать: "ВIРИЧ IS DEAD”.
Гимн нашей страны начинается со слов: «Ще не вмерла Україна!» Может, и так, но население Украины продолжает неуклонно сокращаться, и уже достигло уровня 1914 г. Украина продолжает умирать.
Конкретно, только в Полтавской области население сокращается на 1000 человек  ежемесячно.  Наше правительство, пользуясь известным циничным принципом «падающего подтолкни», проводит сейчас кампанию по закрытию сельских школ. Только в Миргородском и Лубенском районах в этом году «оптимизируют» (читай – «ликвидируют») соответственно 8 и 12 сельских школ.
Хотите посмотреть, как умирает Украина? Поезжайте в село, где закрыли школу, клуб, детский сад, поликлинику… Каждое такое закрытие – это удар ножа, удар смертельный. Со временем в таком селе останутся одни старики, и на карте Украины появится еще одна деревня-призрак, отмеченная косым шрифтом и крестом.
Я хочу, чтобы нас услышало как можно больше людей. Мы – Украина, и нам очень больно умирать. И еще – большая просьба к нашим властям: если уж убиваете нас, не называйте это лицемерным словом «оптимизация». Может, вы и не слышали о новоязе, но используете именно его, превращая антиутопию «1984» Оруэлла в реальность. Называйте вещи своими именами. Слова «ликвидация» или «убийство» будут вполне уместны.
Чтобы вы поняли, что именно мы теряем в процессе уничтожения сельских школ, я опишу нашу школу на Вирыче, в которой трое моих детей проучились два последних года. Я хочу, чтобы вы осознали: никакие сэкономленные деньги не смогут вернуть ту атмосферу, полную тепла и энтузиазма, в которой учителям было приятно работать, детям – учиться, а родителям – участвовать в школьной жизни.
Школа на Вирыче – это типичная сельская школа. Расположена в двух бывших «панских» домах, с домом для прислуги (столовой и кухней), погребом и хоз.постройками. В школе учатся 61 человек, она разделена на старшую и младшую (до 4 класса). В классах от 4 до 10 учеников, все на виду, что позволяет подтягивать отстающих, давать более интересные и сложные задания успевающим, эффективно контролировать учебный процесс. Школа – как одна семья, все друг друга знают, старшие помогают младшим, уроки физкультуры часто проводятся вместе, дети играют в подвижные игры и футбол. После уроков дети идут компаниями домой, продолжая общаться, играть в снежки или квача. К нам часто приходят одноклассники моих детей, играют во дворе или дома на компьютере.
Вы можете не поверить, но в такую школу приятно приходить на родительские собрания, утренники, линейки. Эти мероприятия проходят в неформальной, раскованной и веселой атмосфере. Старшеклассники ставят миниспектакли, начальные классы поют под баян, участвуют в спортивных и творческих конкурсах. Приходят бабушки и дедушки в «лучших костюмах»: после закрытия клуба, школа для них – единственный «осередок культуры», место, где можно пообщаться без выпивки и курева, посмотреть юмореску «на злобу дня», талантливо сыгранную молодежью, посмеяться и обсудить ее потом.    
В такую школу приятно заходить даже просто так, без всякого повода: поболтать с учителями, узнать про успехи или проблемы детей. Это помогает контролировать учебный процесс, вовремя замечать недостатки и помогать исправить их.
Родители сами, за свой счет и своими руками, ежегодно делают ремонт в классах. Два раза в год подвозят продукты в школьную столовую. Ежемесячно сдают деньги в фонд класса и школы.  В прошлом году купили кулер, в этом – оборудовали компьютерный класс. Летом собирались сделать ремонт в столовой. И все же, средств на содержание школы недостаточно. Мы не можем выплачивать зарплаты учителям, платить за отопление и освещение зданий. Конкретно, в этом учебном году не хватает 100 тысяч гривен. Из-за этого школу закрывают.
Ромодановская школа I-III степени, куда нас хотят перевести, совсем другая. Это - школа "на поселке", в которой и близко нет духа сельской школы. Унылое казенное здание, куда ученики ходят «отбыть» уроки, а учителя – «отбить» зарплату. Дети предоставлены сами себе, никому до них нет дела. Старшеклассники, почти не скрываясь, курят во дворе. И не только сигареты. И не только курят… Пиво, маты, сигареты, наркотики – это еще не самое страшное. Четверо из них в прошлом году убили свою одноклассницу, которой едва исполнилось 15 лет. Говорят, их выпустили на свободу. Непонятно почему (вернее, как раз понятно)…
Я категорически не хочу, чтобы мои дети учились в этой школе. Кроме того, чтобы добраться до нее, придется пройти полтора километра по бездорожью, перейти аварийный мост через ж.д. пути, пройти еще километр по дороге, на которой располагаются все злачные поселковые заведения (наливайка "Дикаунськi вечори" - не худшее из них), у которых встретить пьяного в 12 утра – обычное дело. Родители категорически против ежедневного участия своих детей в таком «квесте», с возможной потерей здоровья, а то и жизни, на всех уровнях и неполучения адекватного уровня образования в итоге. Поэтому родительский комитет собрал подписи жителей Вирыча против закрытия школы.  Однако, выступая на родительском собрании, районное начальство дало нам понять, что все жалобы, отправленные в Киев, будут возвращены назад – на уровень района, и отвечать нам будут местные чиновники от образования, у которых на сто бед – один ответ: «Денег нет».
Что будет на месте закрытой школы? Предлагаются разные варианты: от производства шлакоблоков до онкодиспансера. Но, что бы ни случилось со зданием школы, ясно одно: даже если в следующем году или через год появятся бюджетные средства, школу уже не откроют, и вдохнуть жизнь в умирающее село не удастся. Люди не поверят и в село не вернутся. Они уже сейчас начинают понимать: нет смысла жить, работать и платить налоги в государстве, которое тратит бюджетные средства на покупку вертолетов и строительство площадок под них. Денег, сэкономленных на покупке ненужной роскоши для правящей верхушки, вполне хватило бы на содержание десятка сельских школ на протяжении нескольких лет. И были бы "в селах у веселих - i люди веселi". Но, похоже, мечте Тараса Шевченко не суждено сбыться и через 150 лет после его смерти. И будут сознательные украинцы читать "Кобзар" в Канаде, Австралии, Бразилии, где угодно - но только не в этой стране, которая умирает на наших глазах.
Page generated Oct. 17th, 2017 03:49 am
Powered by Dreamwidth Studios